Главная » Статьи » Отрасли и разделы психологии » Общая психология

ПСИХИЧЕСКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ: ЕЕ ИНГРЕДИЕНТЫ И СВОЙСТВА
ПСИХИЧЕСКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ:
ЕЕ ИНГРЕДИЕНТЫ И СВОЙСТВА



С точки зрения современных представлений психическая реальность существует в виде многообразия психических механизмов, носителями которых выступают отдельные живые существа, и их сообщества.

Психические механизмы продуцируются в результате взаимодействия организма с окружающей средой. Они возникают как надорганизменный компонент бытия живого существа и могут быть, в частности, охарактеризованы через те функции, которые они выполняют по отношению к своему носителю. Можно выделить, по крайней мере, четыре вида таких наиболее общих функций: отражение – воспроизведение объектов экстрапсихической реальности, аккумулирование опыта жизнедеятельности, трансформация и прогнозирование внешних воздействий.

Открытие психической реальности происходит через противопоставление – спецификацию свойств объективной и субъективной действительности в форме обнаружения в составе человеческого бытия особой инстанции, свойства которой резко контрастируют со свойствами человеческого тела и свойствами окружающей его среды. Это справедливо как в историческом, так и в онтогенетическом планах. Исследования, проведенные современными этнографами по изучению мира человека архаичных культур и психологами по изучению процесса формирования детских представлений о мире, обнаруживают в обоих случаях существование особой стадии синкретического антропоморфизма. Для человека, находящегося на этой стадии, еще нет четкой границы между ним и окружающим его миром. Мир мыслится аналогично тому, как мыслится сам человек, мысли и чувства человека, его сновидения и фантазии не дифференцированы от предметов и событий окружающего мира, их вызывающих, и наделяются теми же свойствами.

Антропоморфизм возникает как первоначальная форма мировоззрения и выражается в наделении животных человеческой психикой, в приписывании любым предметам способности действовать, умирать, испытывать переживания (земля спит, небо хмурится). Английский исследователь первобытной культуры Э.Б.Тайлор ввел понятие анимизма (от лат. anima, animus – дух, душа), рассматривая веру в существование отделимых от тела духов в качестве "минимальной" основы возникновения религии. В соответствии с архаичным антропоморфизмом духи персонифицируют природные явления (гром, ветер) и объекты (деревья, источники), они наделяются собственной волей, способны вредить (духи болезней) или помогать людям. В некоторых случаях духи могут и не противопоставляться этим объектам как их духовные сущности, и тогда считалось, что они погибают вместе с вмещающим их телом. Для первобытного сознания, таким образом, существенным было противопоставление не телесного и бестелесного, одушевленного и неодушевленного, а видимого (своего, освоенного) и невидимого (чужого, неосвоенного), доброго и злого. Весь мир в целом и в каждой своей части мыслился одушевленным.

Исследования, проведенные в 1920-е годы выдающимся швейцарским психологом Ж.Пиаже и впоследствии подтвержденные многочисленными наблюдениями других авторов, убедительно продемонстрировали, что объяснения, к которым спонтанно прибегают дети 4-7 лет, также могут быть квалифицированы как антропоморфные. Ребенок в этом возрасте не только одушевляет природу, но и овеществляет психику. Ребенок склонен рассуждать так, как если бы все предметы и явления обладали сознанием и жизнью, чувствами и волей (анимизм). Природные объекты часто, по его мнению, неравнодушны к людям: Солнце и Луна следуют, следят за ними, подчиняются их желаниям, иногда посылают им сновидения (сопричастность). Для ребенка центр мира – это он сам (эгоцентризм). Все вещи и явления природы сделаны для человека, ради него, и только некоторые им самим (артификализм). Живя в таком мире, человек способен воздействовать на предметы своими желаниями и мыслями, вправе рассчитывать на понимание и послушание с их стороны (магическая причинность).

В отличие от этого в мире, в котором живет современный взрослый человек, существует разграничение областей реального, возможного и невозможного; фактического (интерсубъективно подтвержденного), вымышленного (намеренно придуманного) и воображаемого (неосознанно желаемого или отвергаемого); рационально осмысленного (понятного) и иррационального (таинственного); контролируемого человеком (управляемого, намеренно воспроизводимого) и вероятного; доказанного и недоказанного и т.п. И хотя по отношению к каждому конкретному явлению та или другая его квалификация могут, конечно, подвергаться сомнению, сами употребляемые понятия входят в категориальную структуру современного мышления, и в этом смысле их статус несомненен, как несомненна и необходимость соответствующим образом дифференцировать явления. Принципиально важно то, что всем этим областям (признакам явлений) мира, в котором мы живем, соответствуют различные переживания. Мы переживаем чувства уверенности или сомнения, чувства искусственности – сделанности (например, наблюдая фокус) или таинственности, понятности или непонятности, зависимости от нас или неподвластности нам и т.д. С психологической точки зрения проблема заключается не только в том, как квалифицировать то или иное явление, но и понять, что лежит в основе разграничения такого рода переживаний.

Ингредиенты психического . Внутри самой себя психическая реальность неоднородна. Для рассмотрения ее состава требуется с самого начала разграничить типы образующих ее ингредиентов. Как и во внешнем, объективном, мире, так и во внутреннем мире существуют предметы, их свойства и отношения между ними. Правда, применительно к внутреннему миру чаще предпочитают говорить не о предметах, а об их психических образах. Может быть предложена (использована) и другая, не исключающая первую, номенклатура компонентов внутреннего мира: процессы, функции, механизмы, продуценты. Именно этой номенклатурой мы и будем пользоваться чаще, и уже воспользовались. Приведем некоторые аргументы в ее пользу. Как уже было отмечено, психика возникает и функционирует в процессе взаимодействия организма и окружающей его среды. В свою очередь, и сами ингредиенты психической реальности могут рассматриваться в процессуально-динамическом аспекте, и тогда они должны квалифицироваться как процессы. Психическое, возникая как надорганизменный уровень бытия, вместе с тем выполняет определенные функции в обеспечении жизнедеятельности этого организма. Соответственно, ингредиенты психического могут трактоваться как набор разнообразных функций. Понятие функции имеет также смысл определенного типа преобразования аргумента в ее значение. И с этой точки зрения ингредиенты психического можно рассматривать как разнообразные функции, поскольку организм, а впоследствии и психика осуществляют разнообразные виды преобразований экстрапсихических воздействий в феномены психической реальности. Ингредиенты психической реальности могут вступать друг с другом в устойчивые взаимодействия, образуя ингредиенты нового уровня, внутри которых прежние ингредиенты не утрачивают своей самостоятельности. Такого рода образования, составляющие устойчиво функционирующие целостности, мы вправе именовать механизмами. Функционирование механизмов, осуществление функций и процессов ведет к возникновению новых ингредиентов. В качестве родового термина для их обозначения мы будем использовать термин "продуценты".

Для характеристики отношений между ингредиентами психической реальности и ингредиентами экстрапсихической реальности должны быть использованы понятия изоморфизма и гомоморфизма. Для систем, находящихся в изоморфных отношениях, выполняются следующие условия.

Каждому элементу одной системы соответствует единственный элемент другой, и наоборот.
Каждой функции, определенной на элементах одной системы и принимающей значение в этой системе, соответствует единственная функция в другой системе.
Между свойствами, которыми обладают элементы систем, и отношениями, в которых находятся наборы элементов этих систем, имеют место взаимооднозначные соответствия. Замена условия (1) более слабым требованием однозначного соответствия только в одну сторону приводит к констатации более слабого отношения – гомоморфизма.
В целом отношения между ингредиентами психической реальности и ингредиентами экстрапсихической реальности являются гомоморфными. Между ними нет взаимооднозначного соответствия. Однако для определенных областей в рамках этих типов реальности могут выполнятся и требования изоморфизма. Их выделение составляет специальную задачу психологического исследования.

Психологическая реальность и организм как ее носитель . Как было отмечено нами, психическая реальность существует в форме надорганизменного бытия живого существа. Но не у всякого живого существа в процессе его жизнедеятельности формируются психические механизмы. Поэтому одна из фундаментальных проблем психологии состоит в обнаружении демаркационной границы между живыми существами, обладающими психикой, и живыми существами, не обладающими ею.

Психические механизмы в целом производны по отношению к строению организма и формам его жизнедеятельности. Однако установить сколько-нибудь однозначные зависимости между строением организмов и уровнем сложности психических механизмов, формирующихся на их основе, исходя из современных представлений, затруднительно.

Одной из причин такого положения является то, что морфологические признаки, на которых построена систематика животных, отнюдь не всегда определяют особенности и степень развития психической деятельности. Поведение строится как систематическое осуществление функций эффекторных органов животного. В процессе эволюции именно функция первично определяет форму, строение организма, его систем и органов. Лишь вторично строение эффекторов, их двигательные возможности определяют характер поведения животного, ограничивают сферу его внешней активности. Изменение условий жизни порождает необходимость изменения прежних эффекторных функций, затем это приводит к соответствующим морфологическим изменениям в эффекторной и сенсорной сферах, в центральной нервной системе. Но не сразу и даже не всегда функциональные изменения влекут за собой изменения морфологические. У высших животных зачастую вполне достаточными, а иногда даже наиболее результативными являются чисто функциональные изменения без морфологических перестроек (Фабри К.Э. Основы зоопсихологии. М., 1976. С. 174).

Активность живых организмов, находящихся на допсихическом уровне развития, характеризуется как раздражимость, т.е. как способность избирательно и специфическим образом отвечать на жизненно значимые воздействия среды в соответствии с потребностями обмена веществ, сохранения целостности организма. Качественный скачок в эволюции составляет появление живых существ, обладающих чувствительностью. Тем самым происходит как бы расщепление прежде единого процесса взаимодействия организма с окружающей средой. "С одной стороны, выделяются процессы, с которыми непосредственно связаны поддержание и сохранение жизни. Эти процессы составляют первую исходную форму жизнедеятельности организмов. В ее основе лежат явления первичной раздражимости организмов. С другой стороны, выделяются процессы, прямо не несущие функции поддержания жизни и лишь опосредствующие связи организма с теми свойствами среды, от которых зависит его существование. Они составляют особую форму жизнедеятельности. которая лежит в основе чувствительности организмов, психического отражения ими свойств внешней среды" (Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. (3-е изд. М., 1972. С. 50).

Активность организма, опосредствованная психическим отражением. преобразуется и становится поведением. Возникновение нового фактора регуляции активности организма позволяет трактовать поведение как целенаправленную активность. При этом под целенаправленной активностью подразумевается не только способность к сохранению целостности самого организма, но и тех форм психического отражения, которые являются продуктом взаимодействия организма и среды. В результате появляются и новые формы сохранения прошлого опыта, переживаемость самого воздействия и реакций на него.

Уровень психической организации организма связан со строением его нервной системы и прежде всего головного мозга. Именно данные эволюционной физиологии позволяют выделить наиболее значимые этапы филогенетического усложнения психики. На филогенетической лестнице мозг, одновременно с головой и двухсторонней симметрией тела, впервые появляется у плоских червей. Вначале головной мозг представлял собой два скопления около 3 х 103 нейронов. В процессе эволюции он достиг у человека размера 3 х 1012 нейронов.

Согласно классической схеме мозг в своем развитии проходит три этапа. Первый из них завершается возникновением древнего или рептильного мозга. Он включает в себя следующие морфологические образования: мозговой ствол, ответственный за важнейшие вегетативные функции, средний мозг, фактически выполняющий функции примитивного переднего мозга. На этой стадии эволюции уже имеются зачатки мозжечка и гипоталамуса, который играет важную роль в поддержании внутреннего гомеостаза и в удовлетворении основных физиологических потребностей.

У низших млекопитающих формируется старый мозг. Он состоит из таламуса, полосатых тел и первичной коры (лимбический мозг), тесно связанной с обонянием. Помимо обоняния лимбический мозг выполняет функции контроля за эмоциональным поведением и примитивным научением. Таламус координирует и интегрирует сенсорные функции. Полосатые тела ответственны за автоматизмы.

У высших млекопитающих развивается передний мозг, состоящий главным образом из новой коры (неокортекс). У человека он становится доминирующей структурой нервной системы. Этот эволюционно новый отдел состоит главным образом из полушарий, покрытых корой – слоем серого вещества толщиной в среднем 3 мм. Под корой располагается белое вещество, образованное скоплением нервных волокон, которые проводят нервные сигналы к коре и от нее. Здесь же находятся полосатые тела, ответственные за нервно-мышечный тонус и координацию автоматизированных движений.

В головном мозге человека на основе учета морфологических особенностей, эмбриологических и физиологических данных выделяются три больших отдела: ствол, подкорковый отдел и кора больших полушарий. Кора и подкорка, имея общее происхождение, отличаются друг от Друга строением и функциями. Подкорка состоит из структур промежуточного мозга, базальных ганглиев и имеет полости – боковые желудочки. Кора больших полушарий составляет большую часть массы головного мозга. Базальные ганглии и промежуточный мозг покрываются полушариями сверху и с боков. Полушария разделены глубокой саггитальной щелью, в глубине которой лежит мозолистое тело, состоящее из поперечных волокон, их соединяющих. Белое вещество больших полушарий, располагаясь выше мозолистого тела, образует сплошную массу. В составе белого вещества различают ассоциативные, комиссуральные и проекционные волокна. Ассоциативные волокна связывают различные участки коры одного и того же полушария. Комиссуральные волокна связывают симметричные части полушарий. Мозолистое тело – самая крупная комиссуральная система. Проекционные волокна выходят за пределы полушарий в составе проекционных путей. По ним осуществляется двусторонняя связь коры с нижележащими отделами центральной нервной системы, вплоть до спинного мозга.

Топография коры задается бороздами, которые делят ее поверхность на выпуклые извилины и доли. Различают шесть долей: лобная, теменная, височная, затылочная, лимбическая и островок; их разделяют боковая, центральная, теменно-затылочная, поясная и коллотеральная борозды. Архитектоника коры образована семислойным расположением вставочных нейронов рефлекторных дуг. Слои отличаются друг от друга по ширине, густоте расположения, форме и величине клеток, направлению. густоте и толщине волокон. Нижний этаж, представленный V-VII слоями, выполняет проекционную функцию, отдавая нисходящие волокна к двигательным ядрам головного и спинного мозга. Верхний этаж распространяет по коре импульсы, поступающие по восходящим волокнам от подкорковых структур, посылает ассоциативные и комиссуральные волокна ко всем областям коры.

По ширине слоев, форме, величине и густоте расположения клеток кору делят на области и поля. Области появляются в течение развития раньше и характеризуются более общими признаками, чем поля, выделяющиеся в результате позднейшей, более дробной структурной дифференциации. Затылочная, височная и островковая области совпадают с соответствующими полями полушария. Теменные, верхняя и нижняя, и задне-центральная области входят в состав теменной доли. Передне-центральная и лобная области занимают лобную долю. С поясной извилиной совпадает лимбическая область. Возникновение цитоархитектонических областей предшествует образованию борозд и извилин на поверхности полушарий. Причины образования борозд и извилин связывают с неравномерностью роста отдельных частей коры, что влечет за собой смещение ее участков и возникновение на поверхности полушарий западений и выпячиваний. Расположение борозд и извилин на поверхности полушарий, расположение архитектонических структур, их относительная величина, форма в значительной степени индивидуально своеобразны.

На основе анализа данных электроэнцефалографического изучения, обобщения последствий хирургических вмешательств сформировались представления о локализации высших психических функций в коре больших полушарий. Переднюю центральную извилину коры рассматривают как основную двигательную (моторную) зону, заднюю центральную извилину – как чувствительную (сенсорную) зону. Слуховая, зрительная, вестибулярная и обонятельная зоны находятся за пределами сенсомоторной коры и занимают большую площадь, чем зона представительства кожно-мышечной чувствительности и внутренних органов. Слуховая зона находится в области верхней височной извилины, зрительная – в затылочной зоне, обонятельная – в области гипокамповой извилины.

В современной нейропсихологии принято подразделение мозга на три блока. Любой вид психической деятельности требует, чтобы в работу включились все они. В противном случае возникают различные нарушения психики.

Первый блок – энергетический, или блок регулирования тонуса и бодрствования. Он располагается в глубинных структурах мозга. Его функция – принимать сигналы возбуждения, приходящие от органов чувств, пересылать определенные воздействия в кору, преобразовывать поступившие сигналы в психические состояния и реакции. В случае повреждения этого блока нарушается закон силы: второстепенные, неважные сигналы не тормозятся, мелкая мысль заслоняет важную идею, теряется избирательность, снижается тонус коры, истощается память.

Второй блок – блок приема, переработки и хранения информации. Расположен в задних отделах больших полушарий и сам состоит из трех подблоков: зрительного (затылочного), слухового (височного), общечувствительного (теменного). Этот блок имеет иерархическое строение: первичные, вторичные и третичные отделы в каждом. Первые выполняют функцию анализа, вторые – синтеза внутри подблока, третьи осуществляют синтез межблоковый.

Третий блок – блок программирования, регуляции и контроля. Расположен в лобных долях коры мозга. Человек, у которого нарушен этот участок, лишается возможности поэтапно организовывать свое поведение, не умеет перейти от одной операции к другой. Он обеспечивает произвольную регуляцию поведения человека.

Характеристические признаки объективной и субъективной реальности . Изначально, объективное – это то, что от меня не зависит, а субъективное – то, причина чего лежит во мне самом, чем я в состоянии управлять. Важно также и то, что человек в самом себе, в составе своего собственного бытия обнаруживает (разграничивает) два компонента Я, объективно и субъективно данные типы реальности. Одно Я, обусловленное тем, что от меня не зависит, и другое Я, которое, наоборот, автономно по отношению к тому, что от меня не зависит, Я как таковое. Экстраполируя эту структуру собственного бытия на весь мир в целом, мы представляем его как единство материального и идеального, внешнего и внутреннего в их взаимообусловленности. Если от одного из этих компонентов (аспектов) мы абстрагируемся, или попытаемся представить его несуществующим, или считаем один из них производным другого, мы тем самым примыкаем к одной из философских партий: материалистической или идеалистической, необходимость самого существования которых еще раз демонстрирует неразрывность тех же самых компонентов мира. Субстанция как единая и единственная основа мира существует как тождество противоположностей.

Материальный мир существует как единство вещества и полей. безграничного единства множества дискретных в пространстве и времени вещей и многообразия связывающих их континуальных полей. Идеальный мир существует как соответствующая материальному миру целостность отображения материальных вещей, процессов, их объединяющих, самоотображений некоторых его ингредиентов. Но любое единство существует как единство различного и различенного. Для того чтобы мы могли говорить о единстве материального и идеального, объективного и субъективного, внешнего и внутреннего, мы должны уметь их между собой дифференцировать. Для того же чтобы суметь это сделать, нужно сопоставить и противопоставить свойства, которые присущи любой вещи, с одной стороны, и свойства, которые присущи психическому образу вещи, с другой.

Вещь существует как единство ее свойств. Психический образ вещи также может быть охарактеризован через спектр его свойств. Поэтому различие между вещью и ее образом не в наличии у них свойств как таковых, а в характере самих свойств. В противном случае они были бы неразличимы. Попробуем разобраться в этом вопросе конкретнее.

Любая вещь существует постольку, поскольку она отличима от других вещей. Это возможно, поскольку она. обладает качественной определенностью либо пространственно-временными границами своего существования. Качество вещи тождественно ее бытию, утрачивая качество, вещь перестает существовать. Каждая вещь имеет определенные пространственные отношения к другим вещам, границу, отделяющую ее от других вещей, определенные геометрические формы и размеры, определенные длительность своего существования и внутренний темп своих собственных изменений. Вещь сохраняет себя как целостность, поскольку в пространственно-временных границах своего существования способна вступать во взаимодействия с другими вещами. Если одна вещь отличима от другой вещи пространственно, то свойство вещи от самой этой вещи пространственно неотделимо. Свойства не могут существовать отдельно от объекта. Но вещь может меняться во времени, оставаясь при этом самой собой. Изменение вещи есть изменение ее свойств. Значит ли это, что вещь может существовать раньше или позже своих свойств. Мы говорим о возникновении (приобретении) и исчезновении (утрате) свойств, которые неотторжимы от самой вещи. Получается, что, с одной стороны, – мы признаем неотторжимость вещи и ее свойств, а с другой, допускаем, что вещь может приобретать и утрачивать хотя бы некоторые из своих свойств. Основание создавшейся антиномии – в абсолютизации противоположности вещи и ее свойств. Чтобы ее избежать, мы должны допустить возможность взаимоперехода между вещью и свойством, возможность взаимопревращения вещи и свойства. Свойство может рассматриваться как вещь. При этом, естественно, мы должны говорить о свойствах разных порядков, о том, что сами свойства обладают свойствами.

О существовании вещи можно говорить лишь постольку, поскольку вещь обнаруживает себя во взаимодействии с другими вещами. Вещь характеризуется способностью сохранять себя в данном взаимодействии. Вне отношений невозможно говорить о существовании вещи. Именно во взаимодействии вещь обнаруживает свои свойства. Любое свойство есть отношение.

Материальный мир состоит из вещей, те, в свою очередь, состоят из веществ. С точки зрения представлений классической физики и наших повседневных представлений сущностным признаком вещества является то, что оно состоит из далее неделимых дискретных частиц. В отличие от вещества структура поля континуальна (непрерывна). В месте, которое занимает отдельная частица (вещь), не может находиться другая частица. Но и поле не единственно. Полей много. Они отличимы друг от друга. От частиц вещества они отличаются также и тем, что в каждой точке пространства могут находиться несколько полей. Они взаимопроникают друг в друга. В этом смысле они сходны со свойствами вещи: в каждой частице вещи ее свойства сосуществуют.

Существенные конкретизации в содержание понятия поля и в понимание связи вещества и поля вносит математика. С математической точки зрения полем является всякая совокупность элементов, над которыми можно производить операции сложения и умножения. При этом должны выполнятся следующие аксиомы.

Сложение и умножение коммутативны и ассоциативны, т.е. а + b = b + а, ab = ba, a + (b + с) = (а + b) + с, а(bс) = (аb)с.
Существует элемент 0, для которого всегда а + 0 = а; для каждого элемента а существует противоположный ему -а, такой, что их сумма равна 0.
Существует элемент 1 (единица), для которого всегда а1 = а; для каждого отличного от нуля элемента а существует обратный а-1, их произведение равно единице.
Связь между операциями сложения и умножения подчиняется дистрибутивному закону: а(b + с) = ab + ас.
С точки зрения вопроса о соотношении свойств вещества, и поля это важно, поскольку здесь указывается конкретный вид связи между ними. Полем является совокупность элементов, между которыми возможны определенные операции, устанавливающие связи троек элементов, позволяющие переходить от любого элемента к любому другому. Для любых двух элементов найдется третий и соответствующая операция, их связывающая.

Связь между полем и веществом подчеркивается и современной физикой. С точки зрения квантовой механики природа микрообъектов является корпускулярно-волновой. Микрообъект является одновременно и частицей и волной. Поле, так же как и вещество, состоит из дискретных частиц – квантов. Но сущностным признаком этих частиц является то, что масса покоя этих частиц равна нулю.

Теперь вернемся к главному для нас вопросу: по каким признакам психический образ вещи отличим от самой вещи. При ответе на него не будем ссылаться на данные каких-либо специальных исследований. Обратимся к нашему повседневному опыту, но с учетом того, о чем мы только что говорили. Когда мы смотрим на вещь, образ вещи находится в том же самом месте, что и сама вещь. Он пространственно от нее не отделим. Но образ воспринимаемой нами вещи сущностно связан и с нашим телом, он находится в том месте, где находится наше тело. Кроме того, мы отчетливо понимаем, что характеристики нашего образа вещи как-то могут быть связаны с нашими собственными особенностями, в частности с нашим актуальным состоянием. Я могу что-то не заметить в вещи, когда устал, или у меня плохое зрение, или я недостаточно опытен и т.д. Так или иначе, образ воспринимаемой вещи находится в том же самом месте, что и сама вещь, он тождествен с самой этой вещью, но, с другой стороны, он находится в другом месте, отличается от нее по своим характеристикам. Это не значит, что к образу вещи неприложимы вообще пространственные характеристики. Нет, но образ вещи находится не в объективном, а в субъективном пространстве, отграничен от других ингредиентов, заполняющих это пространство. Субъективное пространство в целом ортогонально объективному пространству.

Образ вещи формируется в процессе взаимодействия вещи и организма. При этом образ вещи, получая относительно автономное существование, не может тем не менее воздействовать на какую-либо вещь, находящуюся в объективном пространстве. Образ вещи может только регулировать активность организма, являющегося носителем психической реальности, в составе которой продуцируется образ. Психическая реальность порождается в результате взаимодействия компонентов объективной реальности и может воздействовать на эту реальность через тело, являющееся носителем этой реальности. Иначе говоря, своеобразие психической реальности проявляется в причинно-следственных отношениях, реализуемых с участием соответствующих компонентов.

С точки зрения повседневного опыта очевидно, что психический образ вещи не содержит ни грана вещества самой вещи, и вообще не имеет массы. Но утверждая, что образ вещи не имеет массы, мы должны сознавать и то, что такое масса вообще. Масса характеризует инерционные свойства вещи, является мерой ее способности приобретать ускорение под воздействием приложенной силы. В физическом мире масса обратно пропорциональна полученному ускорению. Масса характеризует способность вещи сохранять свое состояние. И хотя к образу вещи неприложима такая характеристика, как масса, он может быть охарактеризован как инертный (неизменный) или подвижный.

С точки зрения современной физики масса связана с энергией тела формулой Е = mc2. К образу вещи, хотя он и не обладает массой, вполне приложимы и энергетические характеристики. Здесь они выступают в форме таких его свойств, как яркость, отчетливость, устойчивость. Для их оценки, конечно, не могут быть использованы те же меры и процедуры, что и для оценки энергетических свойств объектов материального мира (вещей и полей). Но общий смысл категории "энергия" при этом сохраняется.

Важной характеристикой явлений материального мира служит содержащаяся в них информация. В основе теории информации, предложенной в 1948 г. американским ученым К. Шенноном, лежит способ измерения количества информации, содержащейся в одном случайном событии относительно другого случайного события. Этот способ приводит к выражению количества информации числом в соответствии с формулой:


Теория информации исходит из представления о том, что сообщения, предназначенные для сохранения или передачи по каналу связи между источником и приемником, неизвестны с полной определенностью. Заранее известно лишь все множество, из которого могут быть выбраны сообщения, и вероятность такого выбора. В качестве меры неопределенности количества информации, передаваемой конкретным сообщением, принимается число двоичных знаков, необходимое для записи произвольного сообщения данного источника.

Установление связи количества информации с вероятностью наступления определенных событий означает необходимость рассмотрения информации с позиций категорий возможного и действительного. Применительно к любому ингредиенту объективного мира и к образам этих объектов в субъективном мире следует различать, с одной стороны, спектр их возможных обнаружений и, с другой, конкретную реализацию какого-либо из элементов этого спектра в конкретных пространственно-временных условиях. Но информационные характеристики объективно наступающего события и информационные характеристики образа этого события в сознании, очевидно, могут быть различными просто в силу различий содержания сознания, в структуре которого сформировался соответствующий образ.

При рассмотрении взаимодействия организма и окружающей среды, опосредованного возникновением психического образа, естественно использовать представления о четырех типах преобразований: преобразование физического воздействия в физиологические процессы организма, преобразование физиологических процессов в психические процессы, преобразование психических процессов в физиологические процессы, преобразование физиологических процессов в акты поведения. Тогда связь вещи и ее образа можно интерпретировать в терминах теории информации, представляя процесс возникновения образа и процесс регуляции активности организма со стороны образа как процесс передачи информации по каналу, созданному организмом. Связь вещи как некоторого события, обусловливающего определенное состояние механизмов отражения организма, и ее психического образа как некоторого события в структуре психической реальности в терминах теории информации выражается в понятии пропускной способности канала. Пропускная способность канала передачи информации накладывает ограничения на количественные параметры собь1тия и вызываемого им психического образа.

Итак, психическая реальность конституируется из определенных продуктов взаимодействия организма, который выступает как ее носитель, и окружающей среды. Эти продукты относительно автономны и продолжают существовать за пределами взаимодействия, приведшего к их возникновению, будучи неотторжимы от своего носителя. Психическая реальность существует как единство трех типов многообразий: многообразия отражений (воспроизведений) экстрапсихической реальности, многообразия отражений состояний своего носителя, многообразия самоотражений. Символически это можно выразить следующим образом:



где D – действительность, рассмотренная как множество своих ингредиентов и состояний, T – организм как множество своих ингредиентов и состояний, Ψ – психика как множество своих ингредиентов и состояний, х – символ Декартова произведения, С – символ операции включения.
Категория: Общая психология | Добавил: trofusha (10.02.2013)
Просмотров: 3051 | Теги: ПСИХИЧЕСКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]