Главная » Статьи » Отрасли и разделы психологии » Общая психология

Перцептивные механизмы психики
Перцептивные механизмы психики



Перцептивное пространство . Восприятие есть процесс (результат) построения образа объекта в перцептивном пространстве субъекта при его непосредственном взаимодействии с этим объектом.

Пространство – фундаментальная характеристика бытия объективного и субъективного. Разграничение объективного и субъективного, в частности перцептивного пространства, исторически связано с тремя тенденциями (подходами) в трактовке пространства. Одна из них ведет свое начало от древнегреческих атомистов, которые ввели представление о пустом пространстве и рассматривали его как изотропное (одинаковое во всех направлениях) и бесконечное. В Новое время в связи с разработкой основ динамики эту концепцию развил И. Ньютон, освободив ее от элементов антропоморфизма, присутствовавших в древнегреческих представлениях. По Ньютону, пространство (абсолютное пространство) есть пустое "вместилище" тел, абсолютно неподвижное, непрерывное, однородное и изотропное, проницаемое, не воздействующее на материю и не подвергающееся воздействиям с ее стороны, бесконечное, обладающее тремя измерениями. От абсолютного пространства Ньютон отличал протяженность тел – их основное свойство, благодаря которому они занимают определенные места в абсолютном пространстве и совпадают с этими местами. Протяженность есть начальное, первичное свойство, не требующее объяснений. Абсолютное пространство, по Ньютону, вследствие неразличимости своих частей неизмеримо и непознаваемо. Положения тел и расстояния между ними можно определять только по отношению к другим телам. Иначе говоря, в повседневной жизни, так же как в конкретной науке и практике, мы имеем дело только с относительным пространством.

Другое направление в трактовке пространства идет от Аристотеля, но разработано позднее Лейбницем. Согласно последнему, пространство – это порядок взаимного расположения тел, существующих вне друг друга. Понятие о пространстве как о независимом начале бытия, существующем наряду с материей, Лейбницем отвергается. Представление о протяженности отдельного тела, рассматриваемого безотносительно к другим телам, по его мнению, не имеет смысла. Пространство есть отношение (порядок), применимое лишь ко многим телам. Можно говорить только об относительном размере данного тела в сравнении с размерами других тел. Протяженность, по Лейбницу, не есть первичное свойство тела, а обусловлено силами, действующими внутри него.

Принципиально иную позицию в отношении природы пространства сформулировал И. Кант, совершив "коперниканский" переворот в представлениях. Для него пространство наряду со временем – это априорные формы чувственного созерцания. Иначе говоря, пространство и время – это не только свойства объективной реальности, но и формы, конституирующие субъект, выражающие его активность. Всеобщность пространственно-временных отношений обусловлена, с этой точки зрения, тем, что человек иначе ничего и не может воспринять, кроме как в формах пространства и времени. Данная позиция, не исключающая то, что пространство и время являются формами существования объективной реальности, близка именно к психологическому подходу. Она соответствует наличию у психической реальности такого атрибута, как субъектность.

Как известно, специальной математической дисциплиной, изучающей пространственные формы и отношения, является геометрия. Однако, когда мы говорим о перцептивном пространстве, мы исходим из некоторого обобщенного варианта трактовки ее предмета. Возможность такого рода обобщения можно проиллюстрировать, обратившись к механизмам цветоразличения, о которых мы уже говорили.

Обычное реальное пространство в геометрии понимают как непрерывную совокупность точек. Аналогично и непрерывную совокупность возможных состояний какой-либо системы, каких-либо явлений можно трактовать как своего рода пространство. Мы уже отмечали, что нормальное человеческое зрение трехцветно, т.е. всякое цветовое ощущение (Ц) есть комбинация красного (К), зеленого (3) и синего (С) цветов с определенными интенсивностями. Обозначая эти интенсивности в некоторых единицах через х, у, z, можно записать Ц = хК + уЗ + zC. Подобно тому, как точку можно двигать в пространстве вверх и вниз. вправо и влево, вперед и назад, так и ощущения цвета может непрерывно меняться в трех направлениях с изменением составляющих его компонентов. По аналогии можно сказать, что совокупность всех цветов есть трехмерное пространство. Непрерывное изменение цвета можно изображать как линию в этом пространстве. Можно ввести понятия о других простейших формах и отношениях (ближе, дальше) в пространстве цветов. Далее, можно ввести определение расстояния (например, по числу порогов различения, которое можно проложить между двумя цветами), определить поверхности и области цветов, подобно обычным поверхностям и геометрическим телам. Так возникает учение о пространстве цветов, которое путем обобщения геометрических понятий отражает реальные свойства цветового зрения человека.

Современная математика определяет пространство как множество каких-либо элементов (точек) при условии, что в этом множестве установлены отношения, сходные с обычными пространственными отношениями. Пространством считается множество элементов, в котором

  1. задана группа взаимооднозначных преобразований этого множества в себя,
  2. выделены специальные фигуры (множества точек),
  3. введена система координат,
  4. задан закон измерения расстояний.
Перцептивное пространство с этой точки зрения является композицией пространств, связанных с различными анализаторными системами: зрительной, слуховой, тактильной, вкусовой, обонятельной, кинестетической. Элементами этих пространств выступают различимые интенсивности переживаний разной модальности. Эти пространства являются конечными, неоднородными, анизотропными.

Свойства перцептивного образа . Перцептивным образом является фигура в перцептивном пространстве. В отличие от ощущений, которым соответствуют свойства, признаки, параметры внешних воздействий, в восприятии получает воспроизведение объективная целостная связность явления. Если ощущения локализованы в пространстве, центром координатных осей которого является человеческое тело (определенный анализатор), то для восприятий в первую очередь характерна отнесенность к объективному пространству, вынесенность, проецированность образов вовне. Но возможность изучения восприятия как определенного рода психического феномена мы получаем лишь тогда, когда мы способны дифференцировать субъективные и объективные составляющие образа. Образ восприятия является, как правило, продуктом интеграции сенсорных данных, получаемых от многих рецепторов, и собственной активности субъекта, его перцептивных действий. В этом смысле образы восприятия более субъективны, чем ощущения, которые возникают как эффект преимущественно экстрапсихического воздействия. Однако будучи спроецированными во внешнее пространство, их свойства переживаются именно как свойства самого объекта.

К основным свойствам перцептивных образов относят предметность, целостностность, константность. Предметность при этом трактуется как воспроизводимость в перцептивном образе связности его свойств как свойств самого объекта. Иначе говоря, восприятие тогда полноценно, когда итогом субъективных действий является возможность дифференциации объективных и субъективных компонентов образа. (Воспринимая края (границы) образа размытыми, я понимаю, что это следствие дефекта моего зрения. Оценивая пищу как аппетитную или неаппетитную, я понимаю, что это может быть в значительной мере обусловлено тем, насколько я голоден.) В понятие предметности восприятия включается и такое его свойство, как опознаваемость, т.е. осознание производности образа, отдельных его свойств от свойств объекта как источника его образа, его характеристик. (Можно говорить о восприятии звука, когда я воспринимаю его, например, как звук проезжающей машины; о восприятии цвета, когда я воспринимаю его, например, как цвет спелой вишни и т.д.)

Свойство целостности перцептивного образа обнаруживается тогда, когда, например, неполнота или выпадение, искажение каких-либо деталей изображения объекта не мешают его узнаванию (слово, написанное с "ошипкой"), когда мы группируем разрозненные детали, структурируем нерасчлененную совокупность так, что они образуют осмысленное целое (фразанаписаннаябезпропусковмеждусловами), либо, наоборот, воспринимаем некоторое изображение как изображение невозможного объекта (например, фигуры Пенроуза). Свойство целостности восприятия впервые экспериментально-психологически было изучено представителями гештальтпсихологии. В их исследованиях целостность восприятия была осмыслена именно как свойство самого процесса восприятия, как механизм, который по присущим ему законам упорядочивает многообразие отдельных сенсорных данных, как гештальт. Были сформулированы законы гештальта: тяготение частей к образованию симметричного целого, группировка этих частей в направлении максимальной простоты и близости, тенденция каждого психического феномена принять более определенную, отчетливую, завершенную форму (прегнантность).

Константностью восприятия называется относительное постоянство свойств воспринимаемых объектов и ситуаций при существенном изменении условий восприятия, т.е. то, когда изменение фоновых характеристик в определенном диапазоне не влияет на величину признака воспринимаемой фигуры. В Других обстоятельствах имеет место прямо противоположный эффект, но эти случаи мы квалифицируем как иллюзии восприятия. Наиболее известными видами константности являются константность величины, формы и цвета. Фигура человека, который удалился от нас с расстояния в 3 метра на расстояние в 30 метров, не становится для нас меньше в 10 раз, хотя его изображение на сетчатке нашего глаза изменилось именно таким образом. Если предъявлять испытуемому кольца под разными углами в линии взора, в определенном диапазоне они будут восприниматься как кольца, хотя проекцией их на сетчатке будет эллипс. Классическим является пример Э. Геринга: кусок угля на ярком солнце может отражать света больше, чем мел на рассвете, тем не менее уголь на солнце будет восприниматься как черный, а мел на рассвете как белый.

Одним из исследователей, анализировавшим проблему константности, был Г. Гельмгольц. С его точки зрения, константность восприятия является результатом бессознательных умозаключений. Так, факты константности восприятия цвета он объяснял тем, что, видя одни и те же объекты при разном освещении, мы формируем представление о том, как этот предмет будет выглядеть при белом свете. Поскольку наш интерес целиком связан с постоянством цвета объектов, то мы учимся игнорировать изменения цвета, обусловленные изменениями освещенности. Теорию Гельмгольца можно квалифицировать как интеллектуалистическую. Его оппонентом выступил, в частности, Э. Геринг. Он пытался объяснять механизмы константности периферическими факторами. Дискуссия, начало которой положило столкновение позиций Гельмгольца и Геринга, характеризует одну из магистральных линий развития всей проблематики, относящейся к сфере восприятия. В частности, С.В. Кравковым были проведены специальные исследования, в которых были получены данные, противоречащие периферической теории. Он вводил в глаз атропин, исключая тем самым зрачковый рефлекс, однако константность размера сохранялась.

Важное значение для понимания механизмов перцепции имеют исследования иллюзий восприятия, классическими примерами которых являются иллюзии веса, объема, величины. Если испытуемому предложить несколько раз подряд поднять одновременно двумя руками пару предметов, заметно отличающихся по весу (объему), а затем дать пару предметов, одинаковых по весу (объему), то в той руке, где до этого был предмет более тяжелый, вес будет восприниматься меньшим. Эта иллюзия имеет эквивалент и для зрительного восприятия. С помощью тахистоскопа многократно экспонируется пара неравных кругов. Предъявленная затем пара одинаковых кругов оценивается как неравная.

Проблемы психологии восприятия – это в первую очередь проблемы психического синтеза. Важно понять (объяснить), каким образом оказывается возможным построение и удержание образа значимого объекта в хаосе воздействий, падающих на человеческое тело, каким образом происходит выделение сигнала из шума, за счет чего происходит разделение фигуры и фона. Исследование механизмов перцепции преимущественно шло в направлении обнаружения условий, ведущих к ошибкам восприятия, к возникновению иллюзий. При этом оказалось, что и ошибки, и иллюзии возникают, если ограничено время восприятия. Не случайно многочисленные эксперименты были проделаны с использованием тахистоскопа. При очень коротких экспозициях было зафиксировано отсутствие дифференцировки фигуры и фона; возникало впечатление гомогенной картины. По мере увеличения времени экспозиции постепенно происходит выделение границ экспонируемой фигуры, пока. наконец, восприятие не примет устойчивый характер. Иной способ зашумливания экспонируемого объекта используется тогда, когда границы фигуры и фона размываются за счет пространственной удаленности или когда экспонат маскируется другими изображениями. При этом перед испытуемым ставится задача выделить называемый в инструкции объект, найти определенный маршрут в лабиринте и т.п.

Зависимость полноценного восприятия от сохранности психофизиологических механизмов центрального синтеза эффективно демонстрируют особенности восприятия у людей, у которых расщеплен мозг. Например, Сперри (Sperry, 1968) продемонстрировал изменения в восприятии, когда полностью перерезано мозолистое тело, т.е. когда передача информации из одного полушария в другое стала невозможной. Хотя такая операция обычно не вызывает сколько-нибудь серьезных нарушений повседневного поведения, однако было замечено, что люди, перенесшие такого рода операцию, ведут себя так, как если бы у них было два мозга. Один из экспериментов Сперри состоял в следующем. Перед испытуемым находился экран, который закрывал его руки и на который проецировались изображения разных предметов, так чтобы информация поступала либо в правое, либо в левое полушарие. На столе, где находились руки испытуемого, лежали предметы, которые он мог ощупывать. Иначе говоря, у испытуемого формировались как бы независимо друг от друга зрительный и гаптический образы предметов в одном или в разных полушариях. Было обнаружено, что испытуемый мог после ощупывания предметов левой рукой взять тот из них, изображение которого на короткое время появлялось в левой части экрана, но он не мог ни назвать этот предмет, ни описать словами действия своей левой руки. Когда изображение проецировалось в правую часть зрительного поля и была задействована правая рука, такого явления не наблюдалось. Если же разные изображения направлялись в разные полушария одновременно и испытуемого просили выбрать предмет левой рукой, то он выбирал предмет, изображение которого было спроецировано в правое полушарие, но при этом называл тот предмет, который был спроецирован в левое полушарие. Иначе говоря, назывался образ, спроецированный в "говорящее полушарие", в противоречие с тем, что левая рука выбирала предмет, изображение которого было спроецировано в правое полушарие.

Нарушения перцептивных механизмов . В связи с рассмотрением вопросов, относящихся к механизмам перцепции, целесообразно выделить нарушения трех видов: нарушения ориентации в пространстве, агнозии, иллюзии.

Правильная ориентировка человека в пространстве достигается за счет интеграции целого комплекса ощущений – зрительных, вестибулярных, мышечно-суставных, кожных, висцеральных. Особая роль при этом принадлежит полукружным каналам и отолитовому аппарату. При нарушении механизмов восприятия зрительной перспективы человек воспринимает окружающие предметы без присущей им объемности, плоскости, теряет возможность оценивать расстояния до этих предметов. В ряде случаев наблюдается искажение величины предметов: все вокруг или только некоторые предметы приобретают огромные размеры, по сравнению с которыми человек кажется себе маленьким и беспомощным (макропсия). Так, курильщик гашиша может воспринять окурок, лежащий перед ним, имеющим размеры бревна, и высоко поднимает ногу, чтобы перешагнуть через него. В других случаях все предметы кажутся уменьшенными (микропсия), человек воспринимает себя несуразно большим, попавшим в страну лилипутов.

Нарушения перцептивных механизмов могут проявляться в том, что человек, правильно воспринимая отдельные предметы, не составляет единой взаимосвязанной картины, его зрительные впечатления теряют свою пространственную определенность, либо теряют связь со временем, оказываются вне времени. Различают два вида нарушений такого рода: оптическое движение и оптическую остановку. В первом случае движения окружающих предметов, людей воспринимаются не в их последовательной связи и непрерывности, а как серия картин, словно бы остановившихся кадров из кинофильма, восприятие которых разделяют значительные промежутки времени. Противоположная картина наблюдается в состоянии оптического движения. Все предметы теряют свою привычную неподвижность. Стулья, шкафы, кровати – вся мебель куда-то плывет, стены колышутся. Деревья, дома на улице кажутся постоянно перемещающимися, машины движутся в направлении, противоположном действительному.

К особому виду нарушений пространственной ориентировки можно отнести нарушение схемы тела. Схемой тела называют образ собственного тела. формирующийся на основе тактильных. кинестетических и зрительных ощущений. Расстройством схемы тела обозначают переживания несоответствия между восприятием того или иного органа и тем, как этот орган был ранее отражен в сознании. Выделяют парциальные и тотальные нарушения схемы тела. К первым относят восприятия изменения формы, величины и тяжести отдельных органов, смещения или отделения их от тела. Человеку, страдающему такого рода нарушением, кажется, что голова и руки отделяются от туловища, проваливаются, что спина находится впереди, носки на ступнях обращены назад, одна нога толще или короче Другой. При тотальных нарушениях схемы тела все оно кажется увеличенным или уменьшенным, почти невесомым или, наоборот, словно налитым свинцом, удвоенным или иногда полностью утраченным.

Только что описанные психосенсорные расстройства следует отличать от агнозий и патологических иллюзий. От агнозий их отличает сохранность способности к узнаванию, несмотря на извращенность восприятия. Суждения на основе извращенных восприятий остаются правильными, в отношении самих восприятий имеется критика, они оцениваются как ненормальные. Иллюзии от агнозий отличает то, что они носят временный характер и исчезают после коррекции.

Агнозиями называют нарушения процессов узнавания при сохранности сознания и соответствующих видов сенсорной чувствительности. Зрительная агнозия (душевная слепота) характеризуется нарушением узнавания (категоризации) предметов. Человек не узнает знакомых людей, привычные дома, не может найти вход в комнату или выход из нее. Правильно называются отдельные признаки людей, свойства предметов, но они не узнаются в целом. При симультанной агнозии узнаются отдельные детали рисунка, но не узнается он в целом. При сукцессивной агнозии оказывается нарушенной способность к восприятию последовательности отдельных изображений. Вариантом зрительной агнозии является алексия (вербальная слепота), при которой агнозия обнаруживается только при восприятии написанного или напечатанного текста, букв, цифр, нотных знаков. Слуховая агнозия (душевная глухота) проявляется в неузнавании предметов по производимым ими звукам: часов по тиканию, воды по журчанию, колокола по звону. К тактильной агнозии относят нарушения узнавания предметов при их ощупывании. Опустив в карман руку, человек не может достать нужный предмет и каждый раз вынужден вынимать все содержимое из кармана, с помощью зрения корригируя дефект тактильного восприятия. При аутоагнозиях человек не может дифференцировать правую и левую стороны тела, не узнает собственную конечность или другую часть тела.

Под иллюзиями понимают искаженное восприятие реально существующего предмета. При этом сам реальный предмет не воспринимается, а переживается восприятие иного предмета. образ которого полностью поглощает реальный. Выделяют аффективные, вербальные и парейдолические иллюзии. Аффективные иллюзии обычно возникают на фоне резко выраженных колебаний настроения, общего аффективного фона или же в связи с остротравмирующими аффектами страха, тревоги. В подобных обстоятельствах человек в куче белья, лежащей на полу, видит труп. Вербальные иллюзии возникают в результате реальных разговоров окружающих, реально действующих звуковых раздражителей. В разговорах посторонних лиц на совершенно другие темы, в шуме дождя человек слышит унизительные, обидные замечания в свой адрес, угрозы, осуждения. При парейдолических иллюзиях человек в узорах обоев, в пятнах на ковре видит красочные картины природы, образы людей, находящихся в движениях и т.п.
Категория: Общая психология | Добавил: trofusha (10.02.2013)
Просмотров: 2623 | Комментарии: 1 | Теги: Перцептивные механизмы психики | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]