Главная » Статьи » Отрасли и разделы психологии » Общая психология

КРЕАТИВНЫЕ МЕХАНИЗМЫ
КРЕАТИВНЫЕ МЕХАНИЗМЫ



Подходы к установлению специфики . Креативные механизмы психики продуцируют образы объектов, ситуаций (имажинации), которые ранее не встречались в опыте субъекта. На это указывает, в частности, и семантика слова "воображение", т. е. создание образа за счет собственных ресурсов человека. Если словом "воплощение" мы обозначаем процесс овеществления, обретения плоти, некоторого образа, идеи, то словом "воображение" мы обозначаем процесс построения самого образа. Образам восприятия соответствуют объекты, актуально воздействующие на органы чувств субъекта; образам представления соответствуют объекты, актуально отсутствующие в перцептивном пространстве, но ранее встречавшиеся в опыте субъекта, – это репродуктивные образы; образам воображения соответствуют потребности субъекта, потребности, которые могли быть удовлетворены, если бы существовал объект, образ которого воображается, это – продуктивные образы. Образы воображения – это образы виртуальной реальности.

Образы воображения несколько различаются по своим функциям и психологическому статусу. Это могут быть мечты (образы желаемого будущего), грезы (образы актуально переживаемого ирреального), фантазии (образы возможного будущего). Они могут выполнять функции снятия напряжения, целеполагания, предвосхищения (антиципации), мобилизации ресурсов субъекта. Психологическую проблему составляет не только то, как субъект может продуцировать то, что никогда не встречалось в его опыте, но и то. что к образам виртуальной реальности человек переживает те же эмоционально окрашенные отношения, что и к реальным объектам. Они ему нравятся или не нравятся, привлекают или отвращают, воодушевляют или расслабляют. И только в этом случае они становятся реальными феноменами внутренней жизни. При этом они сохраняют психологический статус образов виртуальной реальности. Поскольку продукты воображения приобретают какую-либо социальную значимость (ценность), то их продуцирование квалифицируется как творчество.

В истории философии и теоретической психологии можно выделить три направления в трактовке природы творчества.

В античной философии, прежде всего у Платона, развивается учение об эросе как своеобразной устремленности (одержимости) человека к достижению высшего ("умного") созерцания, которое находит выражение в особом виде его активности – в творчестве. В эпоху Возрождения вырабатывается понимание творчества прежде всего как художественного творчества, сущность которого также усматривается в созерцании. Одним из наиболее ярких представителей этой эпохи был Леонардо да Винчи. Им выработано представление о всеобщей науке, живописи, проявлением которой выступают разнообразные формы творчества. Глаз, по Леонардо да Винчи, превосходит природу тем, что "природные вещи конечны, а произведения, выполненные руками по приказу глаза, бесконечны". Итальянский философ Дж. Вико рассматривал в качестве сферы реализации творческих потенциалов человека – историю, человек – это творец языка, нравов, обычаев, искусства и философии. В начале XX в. развернутая концепция творчества была создана французским философом А. Бергсоном. Он рассматривал творчество как непрерывное рождение, составляющее сущность жизни; (оно есть нечто объективно совершающееся: в природе – в виде процессов рождения, роста, созревания, в сознании – в виде возникновения новых образов и переживаний) и резко противопоставлял субъективной технической деятельности конструирования, лишь комбинирующей уже существующее. Согласно русскому философу Н.А. Бердяеву, творчество – это иррациональное начало свободы, экстатический прорыв природной необходимости и разумной целесообразности, выход за пределы природного и социального, вообще посюстороннего мира. Творческий экстаз – наиболее адекватная форма существования человека.

Философы английского эмпиризма XVII в. (например, Гоббс, Локк) склонны чаще всего трактовать творчество как удачную – но в значительной мере случайную – комбинацию уже существующего. Творчество в значительной мере отождествляется ими с изобретательством. Эта линия продолжена в XX в. философами неопозитивистской ориентации (Дж. Дьюи, П. Бриджмен). Творчество рассматривается ими с прагматической точки зрения, цель творчества – решить задачу, поставленную определенной ситуацией.

Начало третьего направления в разработке проблем творчества положено И. Кантом. Он создал завершенную концепцию творчества. В своей знаменитой "Критике чистого разума" он писал: "Что воображение есть необходимая составная часть самого восприятия, об этом, конечно, не думал еще ни один психолог. Это происходит отчасти вследствие того, что эту способность ограничивают только деятельностью воспроизведения, а отчасти вследствие того, что предполагают, что будто чувства не только дают нам впечатления, но даже и соединяют их и производят образы предметов, между тем как для этого, без сомнения, кроме восприимчивости к впечатлениям требуется еще нечто, именно функция синтеза впечатлений". Согласно Канту, предмет, произведенный априорным синтезом воображения, есть предмет идеальный, несуществующий, но именно он становится орудием преобразования существующего. Лишь создав идеальный предмет, человек впервые получает возможность познания, критерий классификации (меру, единицу измерения) бесконечного и непрерывного пространственно-временного потока чувственных данных. Продуктивная способность воображения для Канта – это соединительное звено между многообразием чувственных впечатлений и единством понятий рассудка в силу того, что она одновременно обладает наглядностью впечатлений и синтезирующей силой понятия. Трансцендентальное воображение предстает как общая основа созерцания и деятельности, так что творчество лежит в самой основе познания. Учение Канта о творчестве было продолжено Ф. В. Шеллингом. По Шеллингу, творческая способность воображения есть единство сознательной и бессознательной деятельности, поэтому те, кто наиболее одарен этой способностью, – гении – творят как бы в состоянии наития, бессознательно, подобно тому, как творит природа, с той лишь разницей, что этот объективный, т.е. бессознательный, процесс протекает все же в субъективности человека и, стало быть, опосредствован его свободой.

Экспериментально-психологическое изучение творчеств" и воображения как субъективно-психологической его составляющей началось с обобщения самоотчетов деятелей науки и искусства. их описаний состояний вдохновения, мук творчества. Некоторые знаменитые естествоиспытатели (Г. Гельмгольц, А. Пуанкаре, У.Кеннон) выделили фазы, стадии в развитии творческого процесса. Один из установленных результатов можно сформулировать так: возникающие по ходу творческого процесса догадки, открытия, внезапно приходящие решения (т. е. то, что относится к внешнему плану решения, открытия) переживаются в виде особо ярких состояний сознания: "ага-переживания", "инсайт", "акт мгновенного постижения новой структуры". Именно они в первую очередь могут быть идентифицированы с воображением как особого рода феноменом в структуре психической реальности. Так, например, согласно Г. Уолессу ("Искусство мышления", 1926) в творческом процессе можно выделить следующие 4 стадии:

  1. приготовление: человек собирает (накапливает) информацию, разносторонне рассматривает проблему,
  2. инкубация: человек сознательно не занимается проблемой,
  3. просветление (инсайт): появление "счастливой идеи", сопровождаемой радостью, удовлетворением,
  4. проверка: устанавливается ценность и достоверность идеи.
Оригинальная концепция творческой активности разработана в рамках психоаналитического направления. Вся культура, с точки зрения Фрейда, – продукт сублимации бессознательного психического. "Вытеснение создает культуры". Первый продукт такого рода – мифы. Действия и герои мифов символизируют запретные влечения. Содержание любого мифа так или иначе связано с эдиповым комплексом: греческие мифы с образом Хроноса, пожирающего своих детей, русские сказки с борьбой Ильи Муромца с сыном и т.д. Сексуальные влечения в конечном счете выражаются и в художественном творчестве. Показательным в этом смысле является фрейдовский анализ шуток и острот. Задача их в условиях господства пуританской морали – обойти принцип реальности, дать выход сексуальным влечениям в социально приемлемой форме. Остроты рождаются из непристойности, представляют собой суррогат полового удовлетворения. Другого рода распространенные остроты, высмеивающие государственные законы. обычай, мораль, – тоже сексуального происхождения, в них выражается вражда к государственным органам, являющимся носителями запретов, ограничивающих формы удовлетворения полового влечения.

Тестологическое направление в изучении творчества, креативности как свойства человека, восходит к Ф. Гальтону. который, в частности, при объяснении природы творческих актов обратил внимание на их связь с явлениями синестезии. Современные авторы, разрабатывающие диагностические процедуры для определения креативных способностей, включают в них разнообразные задания, предполагающие наличие связи между процессами воображения и нестандартностью (вариативностью) поведения как в повседневных, так и в неопределенных ситуациях. Примером такого рода позиции может служить работа американского автора К. Тейлора (1983), который для диагносцирования креативности наряду со стандартными тестами Роршаха и Мюррея предлагает использовать задания следующего типа:

  1. необычное употребление предметов: испытуемым предлагается придумать шесть способов употребления предметов повседневного обихода,
  2. предвосхищение событий: испытуемого просят описать, что могло бы произойти вследствие тех или иных перемен в предъявленной ситуации, лучшим ответом считается наименее очевидный,
  3. заголовки к рассказам: испытуемым предлагается придумать заголовки к рассказам, их ответы оцениваются по 5-балльной шкале,
  4. анаграммы: испытуемым предлагается придумать как можно больше слов из букв, входящих в данное слово,
  5. сочинение рассказа: испытуемым предлагается список из 50 существительных, прилагательных, наречий и дается задание составить рассказ, используя слова предложенного списка,
  6. разгадывание ахроматических чернильных пятен.
Нарушения креативных механизмов . В норме продуцирование образов воображения сопровождается осознанием (переживанием чувства) их принадлежности виртуальной реальности, сохраняется способность дифференцировать образы восприятия, образы представления, образы воображения. Когда эта способность утрачивается, имеют место галлюцинации и псевдогаллюцинации. Для истинных галлюцинаций характерно то, что соответствующий образ проецируется субъектом вовне. Их, в свою очередь, дифференцируют по принадлежности к определенной анализаторной системе.

Зрительные галлюцинации могут переживаться либо как примитивные, лишенные конкретной формы объекты, в виде пятен, контуров предметов, дыма, вспышек (фотопсии, фосфены), либо в виде сложных видений: лица, фигуры людей, животные, ландшафты, предметы. Они могут быть натуральной величины или переживаться как увеличенные (макроптические) или уменьшенные (микроптические) во много раз. Зрительные галлюцинации могут быть одиночными или множественными (группы людей, стаи зверей, птиц), с натуральной или неестественной или меняющейся окраской, неподвижными или динамичными.

Слуховые галлюцинации могут переживаться также либо в форме примитивных образов: стук, шум, гудки, звонки, гул толпы (акоазмы), либо в форме вербальных галлюцинаций (голосов). Содержание вербальных галлюцинаций может быть нейтральным, безразличным, но может касаться и в сильной степени волнующих человека тем. Голоса могут обращаться к нему с вопросами, могут что-то сообщать, объяснять, оскорблять, угождать, пугать. Слуховые галлюцинации могут носить и комментирующий характер, они следуют за действиями субъекта, как бы объясняют его поступки, намерения.

Тактильные галлюцинации состоят в том, что человек чувствует на коже или под кожей наличие насекомых, различных живых существ, их передвижение, прикосновение и т.п.

При висцеральных (соматических) галлюцинациях перцептивное пространство заполняется предметами, живыми существами, находящимися во внутренних органах. Человек переживает их передвижение, прикосновение, царапанье в желудке, в пищеводе, в груди, в горле...

Псевдогаллюцинации отличаются от истинных не только отсутствием внешней проекции (они локализуются в душе, в сознании, в голове, оцениваются как субъективные явления: "внутренние голоса", "видение внутренним оком"), для них характерно переживание их инакости, исключающее их отождествление с образами реальных объектов. Дифференцирующим признаком псевдогаллюцинаций является также переживание их как навязанных внешней силой, не сами образы, а их источник находится вовне.
Категория: Общая психология | Добавил: trofusha (10.02.2013)
Просмотров: 2535 | Теги: КРЕАТИВНЫЕ МЕХАНИЗМЫ | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]