Главная » Статьи » Отрасли и разделы психологии » Общая психология

ЧЕЛОВЕК КАК ПРЕДМЕТ ОБЩЕЙ ПСИХОЛОГИИ
ЧЕЛОВЕК КАК ПРЕДМЕТ ОБЩЕЙ ПСИХОЛОГИИ



Первым и важнейшим объектом психологии является человек. Как и любой другой объект действительности, человек обладает бесконечным набором свойств – признаков, обнаруживающихся через его отношения к бесконечно разнообразной действительности, через способы воздействия действительности на человека. Но когда, как в данном случае, в отличие от категории "объект" мы пользуемся категорией "предмет" и говорим о человеке как о предмете, мы тем самым ставим перед собой задачу перейти от потенциально неограниченного набора признаков к конечному их множеству. Этот конечный набор признаков выступает как способ репрезентации объекта, как его модель. Рассмотрим несколько вариантов модельного описания психического облика человека.

Попытки определенным образом структурировать признаки, характеризующие психический облик человека, в европейской культуре известны с античных времен. Здесь они выступают в форме различных описаний состава человеческой души. Можно выделить три наиболее известные варианта трактовки разграничения составных частей души, сформировавшиеся в античной Греции. Авторами их были Платон, Аристотель и Плотин. В одном случае душа. рассматривалась как космическое начало, структура которого воспроизводит строение универсума, во втором – как биосоциальное начало, связывающее природу и культуру (общество), в третьем – как природное начало, дифференцированное в соответствии со ступенями развития жизни и распространяющее принцип иерархии (субординации) на жизненные функции.

Разграничение состава, души, имеющееся у Платона, связывается им, с одной стороны, с разной локализацией этих частей в человеческом теле, а с другой, – с сословным разграничением общества. Платон выделял в душе три части (три вида души): рациональную, эмоциональную и похотливую, ассоциированные им соответственно с головой, грудной и брюшной областями человеческого тела, с одной стороны, и с сословиями стражей-философов, воинов и ремесленников-землевладельцев, с другой. Аристотель "изъял" душу из сети социальных обусловленностей и разграничил в ней три способности: "питательную", "чувствительную" и "поэтическую" (разумную, интеллектуальную). Первая присуща растениям, первая и вторая – животным, все три только человеку. У Плотина душа – посредник между бестелесным миром, которому она принадлежит, и чувственным миром, который она творит, выполняя как бы функции демиурга. Человеческая душа в качестве микрокосма аналогична мировой душе. Обратившись вверх, она восходит к активности нуса, в котором объект и субъект неразличимы, обратившись вниз – через дискурсивное мышление и чувственное восприятие – нисходит до практической деятельности.

Не останавливаясь на исторических перипетиях этих идей, связанных с дифференциацией психических функций (механизмов), обратимся к современным представлениям. При этом вначале – к той модели, которая может быть построена на основе анализа общеупотребительного языка.

Лингвистическая картина психического облика человека . В языковой картине человек предстает как существо, противопоставляемое животным, и прежде всего качественно отличное от них по таким признакам (психическим функциям), как мышление. мораль, воля, речь. Бытие человека включает в себя материальную часть (тело) и нематериальную (душу). При этом в семантическом окружении слова "душа" чаще употребляются слова: бесплотная. нематериальная. внутренняя, а в семантическом поле слово "тело" – слова, указывающие на его выделенность в пространстве: длина, ширина, пространство, поверхность, предел, часть. Согласно одному из современных авторов (Апресян Ю. Д. Образ человека по данным языка: попытка системного описания // Вопросы языкознания. 1995, №1. С. 37-67). в русской языковой картине мира человек предстает как существо деятельное, динамическое. Его активность выражается в троякого рода действиях (актах): физических (когда наблюдаются внешние, пространственные, перемещения органов тела), умственных (совершаемых в ментальном пространстве) и речевых. Наряду с формами активности, инициатором которых выступает сам человек, выделяются формы активности, инициированные внешними воздействиями, – реакции. Этому разграничению соответствует оппозиция "акции – реакции", "импульсы (импульсивность) – стимулы (реактивность)". При этом характер реакций не предопределен всецело внешним стимулом. а опосредствован состоянием, в котором находится человек (в частности, разграничиваются условные и безусловные рефлексы). Все формы активности человека так или иначе локализуются в определенных органах тела (морфологически различимых структурах организма). Они же воспринимают внешние воздействия, приходят или находятся в определенном состоянии, формируют необходимую реакцию.

Разграничение стимулов (от лат. stimulus – стрекало, погонялка) и импульсов (внутреннее побуждение, толчок к чему-либо) усиливается употреблением словосочетания "внутренние стимулы", в качестве которых выступают желания, намерения, стремления. Они вырабатываются и реализуются с помощью особого механизма – воли. Воля в языковой картине психического облика человека ассоциируется с твердостью, натиском, агрессией (сильная, железная, непреклонная, непоколебимая, всесокрушающая).

Помимо силы воля характеризуется направленностью. Воля может быть доброй или злой. Это качество она приобретает в зависимости от намерения, цели. Механизмом, душевным органом, который способен уравновешивать безудержность воли или, наоборот, укреплять ее, является совесть. Совесть в языковой картине представляется субстантивированно, как некий внутренний судья, всегда ориентированный на добро (отвечать перед своей совестью, прислушиваться к голосу, велениям совести). Как всякий судья, совесть может наказывать (если человек поступает против совести, она его мучит, не дает покоя, гложет). Совесть – начало неистребимое: если человеку и удается заглушить в себе ее голос, то через некоторое время она вновь может проснуться (пробудиться) и заговорить. Свойством совести является ее беспристрастность: всем без исключения в одинаковых ситуациях совесть диктует одинаковые решения, во всяком случае совестливый поступок умиротворяет, очищает, перед его лицом пробуждается нравственное начало.

Анализируя лексические оппозиции (например, хвалить – льстить, обещать – сулить, смотреть – подсматривать, слушать – подслушивать, смеяться над кем-либо – глумиться, свидетель – соглядатай, любознательность – любопытство, распоряжаться – помыкать, предупредительный – подобострастный, гордиться – кичиться, критиковать – чернить, добиваться – домогаться, жаловаться – ябедничать), можно выделить и основополагающие этические установки, закрепленные в языковой практике человека. В частности, нехорошо: преследовать узкокорыстные цели (домогаться, льстить, сулить), вторгаться в частную жизнь людей (подсматривать, подслушивать, соглядатай, любопытство), унижать достоинство других людей (помыкать, глумиться), забывать о своих чести и достоинстве (пресмыкаться, подобострастие), преувеличивать свои достоинства и чужие недостатки (хвалиться, рисоваться, кичиться, чернить), рассказывать третьим лицам о том, что нам не нравиться в поведении и поступках наших ближних (ябедничать).

При более детальном рассмотрении выделяются 8 систем – ингредиентов психического облика человека. Они соответствуют определенным семантическим полям, элементы которых в ряде случаев могут быть общими. При этом фундаментальной дихотомией является дихотомия "тело – душа". Эти системы следующие:

сенсорно-перцептивная система: зрение, слух, обоняние, осязание, вкус;
система физиологических состояний: голод, жажда, половое влечение, большая/малая нужда, боль...
система физиологических реакций: бледнеть, краснеть, бросать в дрожь (в холод, в жар), чувствовать сердцебиение (головокружение, тошноту, слабость), изображать гримасу ужаса (отвращения, злобы)...
система физических действий: работать, отдыхать, идти, стоять, рубить, резать, ломать, делать...
система желаний: хотеть, стремиться, воздерживаться, искушать...
система интеллектуальных действий: воображать, представлять, считать, полагать, осознавать, верить, догадываться...
система эмоций: бояться, радоваться, сердиться, любить, отчаиваться, чувствовать...
система речевых действий: говорить, сообщать, просить, требовать, ругать, жаловаться...
Анализ многообразия языковых средств, используемых при описании человека как носителя психической реальности, позволяет выделить определенную систему координат, которая может быть использована для характеристики этой реальности в целом.

Поскольку психика человека определенным образом противопоставлена психике животных, поэтому, в частности, характеристика психической реальности должна быть иерархизирована в зависимости от принадлежности феномена соответствующему уровню психической организации. Ликовать и торжествовать могут только люди, радоваться – все высшие животные, опасаются только люди, боятся и животные. Хотеть могут и животные и люди, мечтать, жаждать мщения могут только люди, возмутиться и рассердиться может только человек, разъяриться и разозлиться могут и животные и люди.

Психика существует как целенаправленная, целеориентированная активность. "Сжиться", "адаптироваться", "акклиматизироваться" используются для характеристики биологического процесса приспособления к новым условиям существования, "приноровиться", "приладиться", "примериться" предполагают намеренность усилий. По критерию целенаправленности отличаются: прикидываться (больным), симулировать болезнь в отличие "оказаться больным". Синонимы "посещать", "навещать", "проведать", "наведаться" предполагают тонкую дифференцировку целей. Если цель – знакомство с культурными ценностями (посещать музей), выполнение служебных обязанностей (прием посетителей), использование объекта (посещение столовой), то предпочитается "посещать", если цель – поддержание человеческих контактов (узнать о самочувствии), то "навещать", "проведать", если цель посещения неожиданна или неприятна для тех, к кому приходят – "наведываются". "Пишут картину" с целью создания произведения искусства, "рисуют" для собственного удовольствия, "исполняют" для публики, в официальных условиях, "поют" для себя. "Критикуют" с целью устранения недостатков, "обличают" с целью показать, что объект обличения обладает коренными недостатками, "порочат", следуя неблаговидной цели.

Психически регулируемая активность всегда мотивирована. Но при этом, например, "сетуют", когда имеется желание поделиться с кем-либо информацией в надежде на, понимание, но без ожидания конкретного результата. "Сулят" и "хнычут", когда хотят, чтобы нежелательное положение вещей было исправлено. "Хвастаются", когда хотят повысить свою значимость в глазах собеседника, "бахвалятся", будучи не в состоянии сдержать порыв самодовольства.

Отдельный психический процесс, функция всегда так или иначе опосредствованы связью с другими ингредиентами психической реальности, что придает им ту или иную окраску (дополнительный обертон). "Радоваться" может любой человек, а "торжествуют" (по поводу своей правоты) люди, склонные к злорадству. "Восхищаться" может любой, а "восторгаются" люди, склонные к экзальтации, "стыдиться" может любой, "смущаются" и "конфузятся" чаще робкие, застенчивые люди. "Чудится" чаще всего связанное со слухом (чу, слышится топот), а "мерещится", чаще связанное со зрением (привиделось). "Ликование" обычно сопровождается двигательной активностью, "радость" может переживаться тихо, про себя. "Обидеться" можно без всяких (по крайней мере отчетливых) мимических проявлений, "дуться" чаще предполагает надутые губы. "Предупреждение", "предостережение" могут не сопровождаться жестами, "угроза", "мольба" чаще сопровождаются жестикуляцией. "Рассчитывая" и "полагаясь" на кого-либо, мы выступаем как существа рассудочные, "надеясь" или "уповая" – как существа эмоциональные. "Переживание стыда" сопровождается или основывается на рациональной оценке своего поступка, в "смущении" и "конфузе" преобладает непосредственная эмоциональная реакция.

Человеческое поведение всегда личностно ориентировано, содержит в себе (имплицитную) оценку партнера, собеседника, адресата. "Пилить" и "грызть" (в значении ругать) можно только человека, "поносить", "крыть", "критиковать" – людей и социальные институты, "ругать" можно и погоду. "Упрекают" и "выговаривают" за конкретный поступок, "ругают" и "бранят" человека. "Дорожат" объектом в целом, "ценить" можно и за отдельные свойства ("я ценю Ваше упорство"). "Надеются" на обычных людей, стандартные обстоятельства, "уповают" на могущественных людей и высшую силу. "Жалуются" конкретно кому-то с надеждой на что-то, "ропщут", не имея в виду конкретного адресата. "Жалуются" и "плачутся" обычно тем, кого считают находящимися в лучшем положении, "сетовать" можно товарищам по несчастью. "Советовать" можно любому, "консультирует" обычно специалист. "Разлучаются" с близкими, "расходятся" с друзьями, "распрощаться" можно с подчиненными. "Сердятся" обычно на тех. кто занимает более высокое положение в социальной и возрастной иерархии, "отчитывают" подчиненных.

Лексическая номинация психических феноменов предусматривает выделение в них параметров частоты наступления, интенсивности протекания, ширины, глубины, масштаба охвата. психической реальности в целом, длительности существования, скорости протекания. "Мечтать" интенсивнее, чем "хотеть"; "ждать" интенсивнее, чем "мечтать"; "ликовать" интенсивнее, чем "радоваться"; "страсть" интенсивнее, чем "любовь". "Пристраститься", "приохотиться" – стремиться к более частому повторению каких-либо переживаний. "Радоваться" глубже, чем "ликовать"; "любовь" глубже, чем "страсть"; "восхищение" глубже, чем "восторг". "Ошибка" может быть мелкой, несерьезной, случайной; "заблуждение" предполагает глубокое отклонение от истины. "Обдумывать" в сравнении с "придумывать" предполагает большую широту, тогда как последнее – большую глубину. "Ждать" можно всю жизнь, "поджидать" – обычно в определенный момент времени. "Схватывать" в сравнении с "понимать" указывает на ускорение осмысления, а "доходить", "допирать" на замедление в сравнении с обычными параметрами.

Четырехаспектная модель психики Б. Г. Ананьева . Иной в сравнении с изложенным вариант структурирования составных элементов модельного описания психического облика человека содержится в работах Б.Г.Ананьева. Им предложен определенный вариант концептуализации психической реальности, опирающийся на результаты научного изучения человека. Для него множество признаков, характеризующих психическую организацию человека, может быть разбито на 4 подмножества. Эти подмножества именуют человека как индивида, личность, субъект и индивидуальность. Исходное разграничение между этими понятиями может быть произведено следующим образом: индивид – это человек как типичный представитель своего рода, носитель типичных, природно обусловленных свойств; личность – это человек как типичный представитель сформировавшего его общества, социума; субъект – это человек как типичный носитель видов человеческой активности; индивидуальность – это человек, охарактеризованый в аспекте его неповторимости, уникальности, непохожести на других людей. Во всех четырех аспектах мы имеем в виду, конечно, характеристики психического облика человека. Поэтому с самого начала принимаем разграничения психических механизмов с точки зрения их природной, социальной или интропсихической обусловленности, либо отражающих неповторимость жизненного пути каждого отдельного человека. Тем самым мы следуем определенному подходу к декомпозиции элементов целостного описания психического облика человека. Конкретизация произведенного разграничения может быть изображена с помощью структурных схем, каждая из которых включает в себя по 9 признаков. При этом каждый из выделенных аспектов и соответствующие ему понятия могут быть охарактеризованы как формы интеграции включенных в них понятий – свойств.

Человек как индивид – это человек, раскрывающийся в обусловленности его поведения генетическими, метаболическими, нейродинамическими, конституциональными факторами. В совокупности они обусловливают возникновение интегративного психического механизма темперамента. Темперамент в свою очередь реализуется (проявляется) в поведении (рис.6).

Человек как личность – это человек, раскрывающийся в обусловлености его общения с другими людьми и природой, структурой его ценностных ориентации, спектром исполняемых им ролей, соотношением его прав и обязанностей, интернализованными им этническими и культурными стереотипами (рис.7).

Человек как субъект – это человек как носитель сознания, психических механизмов, регулирующих специфически человеческие формы активности (рис.8).



темперамент

поведение

биогенные потребности

задатки

тип конституции

половые особенности

параметры метаболизма

параметры нейродинамики

биологическая зрелость


Рис. 6. Система индивидных признаков человека

личность

общение

социогенные потребности

ценностные ориентации

социальный статус

структура притязаний

социальные роли

этнический стереотип поведения

социальная зрелость

Рис. 7. Система личностных признаков человека

сознание

самосознание

психогенные потребности

способности

акции

имажинации

эмоции

когниции

психическая зрелость

Рис. 8. Система субъектных признаков человека


Человек как индивидуальность – это человек в его непохожести на других людей, проявляющийся в специфике переживаний им ситуаций его жизненного пути (рис.9).


Представленный вариант упорядочения признаков, характеризующих человека, следует рассматривать как структурную модель психической реальности, носителем которой он является. Формула же, с позиции которой можно оценивать достоинства любой модели, – "изоморфизм+простота". Это означает, что модель всегда упрощает реальное положение дел, точнее можно было бы даже сказать, что, используя модельное описание, мы намеренно упрощаем (схематизируем) реальность. Открытым остается только вопрос о том, насколько принятое упрощение удобно, целесообразно, оправданно с точки зрения решаемой задачи. Но модель не только упрощает, она фиксирует некоторые существенные в данных обстоятельствах свойства – признаки.

характер

деятельность

потребность в самореализации

способность к самоактуализации

самообладание

самоидентификация

самочувствие

самооценка

жизненная транспектива

Рис. 9. Система признаков человека как индивидуальности

Поскольку именно на изложенный вариант описания мы будем ориентироваться в последующем при характеристике топографии психического пространства, отметим то, что позволяет подчеркнуть приведенная модель. Совокупность 36 признаков – понятий, так или иначе используемых в различных вариантах описания человека (что само по себе, как представляется, не требует какого-либо специального обоснования), упорядочена в данном случае с помощью структурной модели таким образом, что это позволяет: а) выделить ряды признаков (предположительно), имеющих различную детерминацию, б) установить гомологи механизмов-признаков, входящих в различные детер-минационные ряды (темперамент – личность – характер, поведение – общение – деятельность), в) произвести разграничение на интегративные и парциальные (исходные) признаки, выделяемые в рамках каждого из рассматриваемых аспектов; это открывает дополнительную возможность интерпретировать интегративные признаки на языке обобщаемых ими парциальных признаков, г) подчеркнуть ведущую роль при описании психической реальности принципа развития: психика существует в развитии, и исходным пунктом рассмотрения психических механизмов выступает их соотнесенность с определенным этапом возрастного развития (зрелости), д) акцентировать внимание на том, что сквозными (представленными во всех четырех аспектах признаками – понятиями) наряду с понятием возраста являются понятия потребности (тенденции) и способности (потенции); это позволяет, в частности, утверждать, что человека качестве носителя психических механизмов регуляции конституирован прежде всего структурой его потенций и тенденций.


Потребности и способности как ингредиенты внутреннего мира человека . Общий смысл понятия "потребность" указывает в первую очередь на некоторую нужду, на то, что требуется для полноценного осуществления функций, развития, жизни вообще. В повседневном общении семантическое поле понятия "потребность" образуют слова "нужда", "желание", "намерение", "стремление", "интерес"; "мотив". Можно сказать, что потребности – это то. в чем мы нуждаемся, то, что мы имеем желание и намерение удовлетворить, чего мы стремимся достичь или избежать, это то, что представляет для нас интерес, составляет мотив, движущую силу нашей активности. Мы, в частности, ощущаем потребность иметь способности, быть право-и дееспособными. Для регулирования межличностных отношений мы стремимся зафиксировать и защитить важнейшие наши потребности с помощью права, т.е. представить их в виде провозглашенной и охраняемой силой государства системы ценностей.


Многообразие потребностей предполагает выделение параметров – признаков, с помощью которых потребности могут быть охарактеризованы и на основе которых может быть проведена их классификация. Среди параметров, используемых для описания потребностей, в первую очередь следует назвать признаки их качественной определенности (модальность) и силы. Особо сильные потребности мы обычно квалифицируем как страсти (страстные желания, всепоглощающая страсть), в качестве метафоры при этом часто используется наименование одной из конкретных потребностей – жажда (жажда славы, жажда деятельности, "духовной жаждою томим"). Для классификации потребностей используются различные основания.


Аристотель, например, делил блага на телесные (здоровье, сила), внешние (богатство, честь, слава), душевные (острота ума, нравственные добродетели), склоняясь при этом к идее метриопатии (умереннострастие) в противоположность тезису стоиков об апатии (бесстрастии). Список мотивационных факторов, составленный современным американским психологом Гилфордом, включает в себя следующие виды:


факторы, соответствующие органическим потребностям: 1 – голод, 2 – сексуальное побуждение, 3 – общая активность;

потребности, относящиеся к условиям среды: 4 – потребность в комфорте, приятном окружении, 5 – педантичность (потребность в порядке, в чистоте), 6 – потребность в уважении к себе со стороны окружающих;

потребности, связанные с работой: 7 – честолюбие, 8 – упорство, 9 – выносливость;

потребности, связанные с социальным положением: 10 – потребность в свободе, 11 – независимость, 12 – конформизм, 13 – честность.

социальные потребности: 14 – потребность находиться среди людей, 15 – потребность угождать, 16 – потребность в дисциплине,17 – агрессивность;

общие интересы: 18 – потребность в риске или, наоборот, в безопасности, 19 – потребность в развлечениях.

Типичной чертой распространенных вариантов классификации потребностей является то, что они, как правило, ориентированы лишь на один полюс реально существующей системы. выделяя либо то. что оценивается отрицательно как осуждаемые устремления, либо то, что оценивается положительно как позитивные (одобряемые) устремления. Достаточно вспомнить попытки классификации грехов (устремлений, несущих в себе разрушительный потенциал в отношении определенно понятого идеала), либо, наоборот, благ. Так, католической церковью была установлена следующая иерархия грехов: гордыня (высокомерие), жадность (скупость, корыстолюбие), властолюбие (тщеславие, страсть к роскоши), зависть, обжорство (чревоугодие), озлобленность, уныние. Попытки снять (нейтрализовать) оценочные моменты приводят к употреблению иной номенклатуры наименований. В качестве примера может рассматриваться номенклатура наименований, использованная Б. И. Додоновым при классификации эмоций. Согласно этому подходу можно говорить о следующих видах потребностей: (1) акизитивные (потребность в накоплении, приобретении), (2) альтруистические (потребность совершать бескорыстные действия), (3) гедонистические (потребность в комфорте, безмятежности), (4) гло-рические (потребность в признании собственной значимости), (5) гностические (потребность в познании), (6) коммуникативные (потребность в общении), (7) праксические (потребность в результативности усилия), (8) пугнические (потребность в соревновательной деятельности), (9) романтические (потребность в необычном, неизведанном), (10) эстетические (потребность в прекрасном).


В принятой нами модели описания психического облика человека предусматривается разграничение потребностей на 4 класса: биогенные, социогенные, психогенные и духовные (частным случаем которых в рамках использованной модели выступают потребности в самореализации). Биогенные потребности – это то, что требуется для нормального развития человека как индивида (организма). Социогенные потребности – то, что требуется для нормального развития человека как личности. Психогенные потребности – то, что требуется для нормального развития человека как носителя психических механизмов регуляции его активности. Духовные потребности – то, что требуется для нормального развития человеческой индивидуальности. Последнее указывает также и на то, что потребность – это не только нечто, находящееся вне человека, но и принадлежащее ему, его конституирующее. Человек нуждается в том, чтобы то, в чем он нуждается, было не навязано ему извне, а было установлено им самим. Человек нуждается в том, чтобы его потребности были одухотворены, чтобы то, в чем он нуждается, по крайней мере, способы удовлетворения его потребностей, были санкционированы им самим, проистекали из оснований, его самого конституирующих. Человек не может освободиться от потребностей, от своей зависимости от окружающей его среды, но он может и хочет иерархизировать имеющиеся у него потребности, следовать определенной, положенной им самим, мере их удовлетворения. Потребности не фиксированы раз и навсегда в структуре внутренней организации человека. Они меняются с возрастом, в процессе развития. Их изменение, переструктурирование является сущностным аспектом развития. Направление духовного развития человека определяется возвышением его потребностей. Механизмом этого развития является механизм сублимации. Механизмом деградации человека является процесс разрушения иерархии системы его потребностей.


Проблематика, во многом аналогичная той, которая встает в связи с категорией "потребность", развертывается в психологии и в связи с категорией "способность". В обоих случаях остро стоит проблема нахождения адекватных оснований классификаций и осуществления самих классификационных описаний. Но если в связи с проблемой потребностей на первый план выходит задача интерпретации соотношения осознаваемых и неосознаваемых мотивов деятельности, то в связи с проблемой способностей на первый план перемещается задача диагностики и прогнозирования успешности деятельности.


В истории психологии способности в течение длительного времени рассматривались как особые свойства души, силы (потенции), изначально присущие человеку, передаваемые ему природно. Этот взгляд на способности как врожденные силы был подвергнут критике уже Дж. Локком и особенно французскими материалистами XVIII в. Один из них. Гельвеций, считал, что способности всецело зависят от внешних условий жизни в том смысле, что, произвольно и целенаправленно меняя условия жизни, их можно формировать. Принципиальный тезис, принятый в советской психологии, гласил: для того чтобы индивид смог развить, реализовать свои способности, нужны определенные социальные условия (Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология // Соч. 2-е изд. Т.З). Согласно этому тезису, способности. которыми обладает человек, заключены (аккумулированы) не только внутри его организма, но и распределены в социальных условиях его жизнедеятельности. Для того чтобы реализовать свои способности, человеку требуется ассимилировать их из окружающей его среды.


В психологической литературе можно встретить различные варианты классификации способностей. В качестве одного из примеров можно привести классификацию современного американского психолога X. Гарднера. В этой классификации способности дифференцируются в соответствии с разграничением областей деятельности, в занятиях которыми люди демонстрируют различную успешность: 1 – лингвистические (писатель, переводчик), 2 – музыкальные (композитор, исполнитель), 3 – логико-математические, 4 – пространственные (архитектор, хирург, летчик), 5 – телесно-кинестетические (танцовщик, механик), 6 – межличностные (способность понимать других: учитель, актер, продавец), 7 – внутриличностные (способность понимать себя: психиатр, поэт).


С позиций принятой нами модели описания психического облика человека естественным представляется разграничение 4 типов способностей – потенциалов человека: природно обусловленные потенциалы (задатки), социально обусловленные потенциалы, психически обусловленные потенциалы (собственно способности) и духовные потенциалы.

Категория: Общая психология | Добавил: trofusha (10.02.2013)
Просмотров: 2357 | Теги: ЧЕЛОВЕК КАК ПРЕДМЕТ | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]